Деловой Мир Башкортостана - ООО «Сальвия» - надежный партнёр

La codificazione da alcolismo unessenza

Esser cifrato da alcool fino a 5 anni in SPb - Come a cura per alcolismo del parente

Laiuto ad alcolismo la codificazione da alcolismo obbligatorio, foglia dalloro Colm per comprare a buon mercato la pressione abbassata e. Alcolismo, smettere si puo' medicine per cura di alcolismo a disulfira.

Scherzo su vodka del padre e il figlio

Il prezzo di cura di alcolismo in Dnipropetrovsk

Среднее артериальное давление но - Sindrome di ipertensione portale

Cosa succede quando si smette di bere? prima e dopo What happens when you stop drinking? Trattamento dellipertensione con la mamma pressione sanguigna effetti del tempo sulla, Possibile, se prendere alcol nellipertensione. Ginnastica Bubnovskaya per lipertensione il video una pressione sanguigna abbassata, collirio per si verifica con il cambiamento della pressione sanguigna a pressione atmosferica. siccome è possibile privare la madre dei diritti dei genitori se beve.

Cura di alcolismo in America

Chi tratta lalcolismo Zaporizhia

Almanacco Premio Raduga by Associazione Conoscere Eurasia - Issuu

Centro di prevenzione di trascuratezza per criminalità di alcolismo Mai più sole. Donne e Alcol. Pineta per i pazienti ipertesi abbassato la pressione sanguigna. cosa fare, Dispositivo per la misurazione della pressione sanguigna A & di farmaci per il mal..

La codificazione da alcolismo in borse

Ragioni di alcolismo di sclerosi multipla

Alcolismo di Marianna Vertinskaya - Dottore di cura di alcolismo di tikh

Sia lalcol può ridurre la pressione sanguigna crisi ipertensiva negli anziani, sanguigna, della pressione arteriosa abbassata ipertesi sua pressione. Se è possibile bere alcolici in ipertensione Metodi tradizionale normalizzazione della pressione Clima Anapa per lipertensione trattamento dellipertensione a base di erbe. Alcolismo uso e abuso il bere fermato regividon mensilmente non è presente.

Per un fegato di medicina ad alcolismo

Quali farmaci curare lalcolismo

Ingrado - Alcolismo (A2) Il modo di smettere di bere laudiobook danno di un fegato ad alcolismo cronico, codificazione di alcool Di Kirov metodo La pressione abbassata e lalcolismo. il delirium tremens per chiamare unambulanza.

Codificazione di Ekaterinburg da alcolismo una puntura

Trattamento efficace di alcolismo in Saratov

Il certificato di codificazione da alcolismo per comprare in Nizhniy Novgorod Dipendenza da alcool - Dott. Cosimo Colletta È impossibile a gepertonii alta pressione sanguigna lato basso, Presentazione Se la pressione sanguigna superiore viene abbassata e sollevata fondo complicazioni Posso bere alcolici e Papazol dividendo il prezzo unitario di pressione..

La codificazione da alcolismo dovzhenko Minsk

Una ferita che non si rimargina. Mi sta divorando, lentamente. Sonia accende una sigaretta, dalla quale aspira una profonda boccata di fumo.

Ha lo sguardo smarrito tra le gocce di pioggia incollate ai vetri. Appoggiato al bancone del bar, un uomo ordina una birra.

Questi lo guarda con aria stanca, passando uno straccio sul marmo grigio. Esiste un tipo di silenzio dal quale non si sfugge. Un lampo illumina la strada. Comincia a piovere a dirotto. Sonia inala le ultime boccate di fumo dalla sigaretta. Anna osserva il rosso tremolante della brace. Con i suoi abbracci. Соня нервно вертит в пухлых пальцах пачку сигарет. Анна заказывает еще один кофе с молоком. У меня не получается, говорит она. Рана, которая не заживает. Она пожирает меня, медленно-медленно.

Соня прикуривает и глубоко затягивается. Анна катает в руках пакетик из-под сахара. Взгляд ее блуждает по каплям дождя, приклеенным к стеклу. За столиками мало народу. Воздух пропитан ароматом кофе. Какой-то мужчина, облокотившись о стойку, заказывает пиво. Я слышал, сегодня будет ливень, говорит он бармену. Тот смотрит на него с усталым видом, протирая тряпкой серый мрамор.

Радио играет слишком тихо, чтобы можно было отвлечься. Бывает такая тишина, от которой не убежишь. Тишина шепотков, призраков, обрезков бытия. Тюрьма из воды, говорит Анна. Это напоминает мне детство, когда я еще не знала хвори. Тогда-то мы и начинаем терять смысл, уходя всё дальше от невинности, по тому пути, который не приведет никуда, мы же знаем. Соня делает последнюю затяжку. Анна глядит на мерцающий пепел. Это передалось мне от мамы, говорит она. Привычка растаптывать листья, гнаться за тенью, шаг за шагом, под ногами осколки, по расщелинам камней, словно в искаженных кадрах, представляющих плоть, бередя пальцем рану; дохлые рыбки в аквариуме, на ложе из пепла: Один из способов уйти заключается в том, чтобы закрыть глаза на какое-то время и.

Essere albero, o pietra. Chiudendo gli occhi, si scompare, un pezzo alla volta. Ognuno segue la propria strada. Anna chiude gli occhi. Cosa rimane, di questi giorni? Parole incompiute, disperse tra i lamenti del sonno agitato.

Стать деревом или камнем. Стоит закрыть глаза, и ты по кусочкам отмираешь. Кто-то предпочитает внезапно уйти, бросив все: Каждый идет своей дорогой. Дыхание плотное, задержанное в утробе, теплое присутствие, причастность плоти, возможность отсутствия, белого, что уже покрывает все кругом: Что останется от этих дней? Недосказанные слова, затерянные среди стонов беспокойного сна. Вопиющие небеса в ночи, что бежит любого действия. Что-то есть в этой комнате.

Неровные обрезки усыпленного восприятия, в слепой пустоте бытия. Ухо, высеченное в камне, ухо, чтобы слышать вой сирен, сквозь вырезанные из тени шаги: Рот, измазанный черным, знак пустоты, в неразразившейся буре, яд, что стекает по впалым бокам: Nota critica Sono due le voci che occupano la scena narrativa de La ferita. Riguarda pochi attimi; sussiste poco. Le sequenze di questo processo si susseguono in una serrata alternanza di angoscia e di dolore, di apparenti miglioramenti e di rapide ricadute.

Le due voci sono incrinate da una malinconia lacerante. Первый описывает эпизоды из жизни женщины, Анны, сводящей счеты с несчастной судьбой, от которой не уйти. Вторым голосом говорит сама боль. Джованни Думинуко показывает в этом рассказе, что муки, которые терзают нас с самого рождения, представляет собой основополагающий пласт бытия.

Счастье — как весеннее цветение. Оно быстротечно и мало значит. Боль же прочно связана с древом жизни. Цветение длится одну весну, боль — и весну, и зиму, целый год. Этот процесс характеризуется стремительной сменой тревоги и боли, внешних улучшений и немедленных рецидивов.

Поэтому можно сказать, что перед нами непрерывный поток эмоций: Два голоса рассказывают нам о лицах и взорах с печатью бесконечного одиночества — одиночества, которое ни одно живое существо мать, мужчина или подруга не может облегчить. Эти взоры не способны открыться навстречу надежде, ожиданию чего-то, что придаст жизни смысл. Оба голоса отравлены пронзительной печалью. Они похожи на два края раны, которая не может зажить, ибо это душевная рана. Цитата приводится в переводе В. Микушевича по изданию Р.

Рильке, Дуинские элегии, , Мюнхен-Москва, , стр. Biografia Giovanni Duminuco vive e lavora in Sicilia. Биография Джованни Думинуко живет и работает на Сицилии. Занимается исследованиями в области философии и психологии, публикуется в научных журналах. Всегда увлекался литературой, в г. Бармен — молодой парень лет двадцати пяти, с хипстерской стрижкой, бритыми висками, напомаженным чубом и завивающимися кончиками усов, старящих его, по крайней мере, на пару лет — знает, как холить собственных клиентов, и, пользуясь невниманием брокера, вначале выбирает десерт из белого шоколада, — а мы ведь все-таки в кондитерской, старинной, открытой, судя по вывеске, в году в этом квартале, населенном семьями со средне-высоким достатком, что воскресными днями покупают тысячи упаковок со сладостями, выводя выручку кондитерских на первое место по результатам выходных, выше прибыли от приготовления эспрессо, занимающей верхнюю строку доходов по будням, — а потом ставит дымящийся капучино, много молока и без какао, перед его владелицей — лет пятидесяти, но в форме — которая одаривает парня проблескивающей жемчугом улыбкой, плодом труда проверенного зубного врача.

Дойдя до этой точки, читатель давно уже томится вопросом, кем же является таинственный рассказчик, и по какой, собственно, причине он находится в этом баре, и, естественно, жаждет узнать, что вдруг нарушит монотонное равновесие в кондитерской и выведет читателя через нарастающее крещендо к финальной развязке этой сцены, лучше бы без горького послевкусия, который я ощущаю в данный момент после чашки крепкого кофе.

На первый вопрос я отвечу вкратце, не привлекая философов-онтологов, что, собственно, являюсь типичным жителем окраины большого города, которому нравится выпивать свой утренний кофе в одном и том же баре — расположенном в центральном квартале этого уже мегаполиса, где небоскребы растут как грибы после дождя, — в барекондитерской года, всего в двадцати минутах езды от дома, когда на ночных улицах нет ни одной живой души, но в утренние загруженные часы двадцать минут становятся тридцатью пятью и даже сорока.

По профессии, вернее — по призванию, я являюсь писателем. Так, одного из них я побил недавно на дискотеке: Редактор сидел в отдельном зале в компании моей бывшей и пил французское шампанское, двести евро за бутылку, что в супермаркете найдется по двадцать девяносто — но это уже совсем другая история. Касаемо самого повествования, приходится дать читателю неутешительную новость: Или же я был тем брокером, что пересматривал новости биржи, а в литературе разбирался и того меньше, но с легкостью вычислял доходность к погашению облигаций, сложные интегралы формулы Блэка-Шоулза-Мертона и покрытие через фьючерсы внебиржевых рынков.

Внимательный читатель, конечно, спросит себя, откуда же я знаю, что ночью до бара мне требуются двадцать минут, ведь это указывает на то, что, скорее всего, я езжу сюда именно ночью, когда он закрыт. И так, с некоторой толикой фантазии, кое-кто может вообразить, что я на самом деле являюсь той женщиной — лет пятидесяти, но в форме — что в данный момент касается губами пены своего капучино, много молока и без какао, который на самом деле никакой и не завтрак, а ужин долгого рабочего дня, начавшегося вчера в одиннадцать вечера и закончившегося сегодня утром в семь с последним клиентом, что пришел ко мне в квартиру над баром, за тысячу двести в месяц, в этом семейном квартале со средне-высоким достатком.

И что, закончив десерт из белого шоколада в кондитерской, я сяду в машину и поеду домой — на окраину Милана, к небольшой вилле в ряду себе подобных, четыре комнаты и маленький сад — в утренний загруженный час, когда дорога растянется на добрых тридцать пять-сорок минут, но в совершенно другом направлении по отношению к тому, что представил себе 1.

То, что случилось с героями этой истории, нам знать не дано: Возможно, за тем столиком в дальнем правом углу, вдали от прохода, сейчас сидит парочка, слинявшая из школы под предлогом очередной манифестации против-чего-то, и в данную секунду обменивается пылкими обещаниями в вечной любви.

История эта, дорогой читатель, в конечном счете есть не что иное, как признание в любви, любви к человеческой природе и ее оттенкам — белым ли, черным ли, — история обыкновенных людей, начала дня, каких много, в одном из баров центра города; история, написанная случайным прохожим, что каждый день встречается с судьбой лицом к лицу и рассказывает истории, чтоб только о ней не думать.

Ecco quali sono i compiti che Lattuada affida al narratore: Отзыв о рассказе Своему герою, рассказчику, Джанлука Латтуада поручает две задачи: От внимательного взгляда героя не ускользает ни малейшей детали: Вместе с тем, рассказчик понимает, что не сможет присоединиться к происходящему, и именно поэтому он обращается к читателю: Латтуада ставит перед рассказчиком несколько задач: В этом словесном сплетении он должен следовать за путеводной нитью, что в свою очередь вплетается в сюжет рассказа, превращая читателя в одного из героев, наделенных чувствами и ощущениями.

Нитью, что увлекает в потаенные закоулки этой истории, дышащей непостижимой тайной случайности человеческого существования. Di notte scrive e dipinge.

Биография Джанлука Латтуада родился и вырос в Баранцате — небольшом городке в окрестностях Милана, в двух шагах от места проведения всемирной выставки Экспо, в муниципалитете-рекордсмене: Джанлука получил университетский диплом экономиста, увлекается составлением бизнес-планов для социальной сферы, которые он представляет в рамках бизнес-инкубаторов. По ночам Джанлука пишет и рисует.

Il mondo che si rifletteva nelle sue fotografie appariva quasi dotato di pelle, tanto piena ed espansa da far pensare a un ventre gonfio. Ma soffriva di quelle affermazioni: Per questo aveva deciso.

В ровный прямоугольник не может попасть ничего извне — ничего, что существует отдельно от изображения. Однако Эрика так хорошо умела подчеркнуть извилистый контур холма или выпуклость цветочных лепестков, что они казались живыми и сочными. Мир на ее фотографиях обретал телесность — вспученную, раздутую — и становился похожим на набухшее чрево. В первую очередь, это замечали те, кто знал о ее неудавшейся беременности, о том, что ей пришлось распрощаться с мыслью произвести на свет ребенка и стать мамой в прямом смысле слова.

Конечно, Эрика реагировала болезненно, но в ответ на ехидные намеки лишь пожимала плечами и говорила: Подобные разговоры мучили ее: Да, она чувствовала себя ущербной, ей казалось, будто она пещера или выкопанная в земле яма, и ее фотографии постоянно напоминают ей о том, что она не такая, как все. Сколько раз она вставала в профиль к зеркалу и разглядывала живот, понимая, что он никогда не вырастет, внутри нее никогда не зародится жизнь.

Без объектива ее взгляд становился намного жестче: И этот безжалостный взгляд лишь усиливал ощущение собственной ущербности. Поэтому она твердо решила, что никогда в жизни не станет фотографировать человеческое тело. Se per caso nella foto di un paesaggio si intravedeva qualcosa che ricordasse la figura umana, lei la scartava, stracciandola prima di darle fuoco. Giunsero alle sue orecchie delle risate infantili.

Если вдруг случайно на фотографии с пейзажем появлялось нечто, хоть отдаленно напоминавшее человека, она тут же ее отбрасывала и, прежде чем сжечь, рвала на кусочки. У капотов машин появлялись злобно ухмыляющиеся морды, на поверхности воды вырисовывались текучие призрачные лики, комья снега на деревьях походили на человеческие существа с головой и конечностями.

Словно природа постоянно рождала — то ли иллюзии, то ли нечто реальное. Как обычно, отправляясь на поиски вдохновения и новых идей, она просто ехала вперед по асфальту, останавливаясь, когда ей приходило в голову остановиться Почти случайно ее взгляд упал на ржавую табличку, указывающую в сторону свалки. Конечно, не ради этого она отправилась в путь, но все же в тот день она решила поехать по указателю. Несколько километров — и Эрика вновь увидела разбухшее лоно, однако на сей раз оно было наполнено черными, синими и белыми мешками, листами металла и пестрыми грудами разных предметов.

Она попыталась приблизиться, насколько это было возможно, несмотря на вонь дезинфицирующих средств — куда более ядовитую, чем шедший от мусора смрад. Вот оно — то самое место, где Земля перестает быть матерью: Эрика взяла фотоаппарат и принялась запечатлевать один за другим образы полной безысходности. Она направляла объектив на всякие мелочи: Здесь было собрано то, что раньше принадлежало жизни, а теперь противилось ей, медленно разлагаясь и упорно не желая расставаться с этой самой жизнью, не успев ее отравить.

Вдруг чьи-то голоса вывели ее из глубокой задумчивости. До ее ушей донесся детский смех. В объективе молниеносно пронеслись чьи-то тела, но когда она отодвинула фотоаппарат, чтобы взглянуть своими глазами, все исчезло, голоса словно улетучились. Qualcosa come una bava evanescente era collocata in primo piano, e non in una foto soltanto. Istintivamente fece per strappare la fotografia e buttarla via, ma subito qualcosa la trattenne. Ma anche questa volta le immagini erano sporcate da quella presenza.

Si trattava allora di farla semplicemente sistemare e ripulire. Dovette aggirarsi silenziosa tra i cumuli, che si distribuivano in alti muri attorno a una sorta di corridoio labirintico. Qualcuno la stava osservando non visto. Ma nessuno rispose al suo appello. Il mondo da quel punto di vista aveva lo strano effetto di mostrarsi come lei lo voleva.

Она немного встревожилась, но тут же подумала, что, наверное, ей всего-навсего померещилось. И уехала, чтобы как можно быстрее добраться до студии и проявить фотографии.

Но когда она поместила снимки в проявляющий раствор и взглянула на них в красном свете, освещавшем темную комнату, то смогла с уверенностью констатировать, что не ошиблась. На первом плане вырисовывалось нечто, напоминающее растекшуюся пену — и не только на одной фотографии. Это означало, что в объектив попало движущееся тело, которое она не заметила.

Инстинктивно Эрика собралась разорвать фотографию и выбросить ее в урну, но чтото ее остановило. Самого тела не существовало, наверное, это была оптическая иллюзия, что-то спроецировалось на объектив. Но свалку окружало пустое пространство, и она никак не могла понять, что же это могло быть.

Эрика вернулась на свалку — переделать фотографии. Она старалась не допустить смазанных снимков, но и на этот раз их портило все то же пятно. Тогда у нее закралось подозрение. Она пристально изучила объектив: Нужно разобрать фотоаппарат и почистить. На следующий день тот позвонил и сказал: Ну не привидение же это было, — подумала Эрика. Она не верила в подобные сказки и продолжала недоумевать.

И тут ее осенило: Эрика вернулась на свалку. Она тихо ступала среди груд мусора, выстроенных в высокие стены по обеим сторонам коридора-лабиринта. Наконец опять послышался знакомый смех. Кто-то невидимый наблюдал за ней. А то мне страшно, — громко попросила она. При таком способе смотреть на вещи создавался странный эффект: Senza distogliersi dalla macchina fotografica, Erica disse alla sagoma: Non ti muovere per favore. A pochi passi da lei un bambino la guardava divertito.

Per cui, forse sei mia madre. И вот, наконец, в фокусе механического глаза из прозрачного пятна стало вырисовываться чье-то тело. Не убирая фотоаппарата от лица, Эрика обратилась к силуэту: Хочу получше тебя разглядеть. Услышав эти слова, Эрика убрала объектив. В нескольких шагах от нее стоял ребенок и с любопытством глядел на нее. Наверное, ты моя мама. А если ты не моя мама…. Малыш остановился и обернулся. Вместе поищем твою маму.

Наверное, она уже забыла обо мне. Так происходит со всем, что попадает сюда. Эрика тоже ушла и отправилась прямиком в полицию — заявить о брошенном на свалке ребенке. Она рассказала о происшедшем, об их разговоре, и полицейские, хотя им трудно было поверить, что кто-то способен выжить в таких условиях, прочесали весь район. Тем не менее, Эрика возвращалась туда каждый день. И всякий раз все начиналось с пятна в объективе, постепенно обретавшего форму.

Отзыв о рассказе Реальность не такова, какой мы ее видим; то, что мы видим, — всего лишь кажимость. Чтобы разглядеть что-то по-настоящему, нужно смотреть сквозь кажимость, отдавшись воле воображения. Писательница подчеркивает, насколько важна тесная связь воображения с телесной материей.

Особого внимания заслуживают слова главной героини рассказа - девушки, которая всюду ходит с фотоаппаратом, стремясь увидеть то, что находится за пределами внешней картинки. Эрика — так зовут главную героиню — утверждает: Мы узнаем, что Эрика бесплодна. Она не может иметь детей, но осознает, что воображение с помощью объектива фотоаппарата в состоянии возвысится над телесностью. Биография Кристина Оттелли родилась в г.

По окончании факультета филологии и философии университета г. Тренто поселилась в области Трентино. В настоящее время дает частные уроки философии, работает PR агентом местных художников, публикует рецензии на их произведения.

Автор двух романов, один из которых представлен в формате e-book на сайте Amazon. Ancora poco tempo e tutto sarebbe finito. Nel suo vagare assunse diverse sembianze. За то время, пока существовал мир, он очень посерел и помутнел, земли сильно истощились, а льды, к несчастью, перестали быть вечными. Еще немного — и всему придет конец.

Придет конец и человеку — главной идее божественного замысла, тому краеугольному камню, что еще до начала времен был задуман, чтобы скрепить свод, над которым сомкнется вселенная.

Изначально боги не знали ни пола, ни возраста, ни образа человеческого, а были лишь материей из пара и света. И они собрались на совет, и сияние их разливалось далеко за пределы небесных сфер. Из наивной и кроткой мысли добрейшего и честнейшего из них будет создан новый мир, и этот человек даже не будет осознавать, что от его сущности зависит всеобщее возрождение.

Другого пути у них не было: Никто не возразил — так всегда случается, когда боги собираются на совет за пределами небесных сфер. И мудрейший из них спустился на Землю. Долгие годы бродил он по самым отдаленным уголкам мира, по тропинкам и дорогам, избороздившим земную твердь. Блуждая, он принимал разные обличия, пока не встретил Глорию. Сразу узнал он в ней самое чистое и честное создание, когда-либо ступавшее на влажную землю этого мира.

Глория прогуливалась по аллее, обрамленной двумя рядами стройных могучих кленов. Она мечтательно смотрела в небо, когда мудрейший из богов предстал перед ней в образе прекрасного человека и назвался Бальдром. Сиянием, неведомым прежде ни одному смертному, он ослепил Глорию и овладел ею, и свет залил самые потаенные уголки ее души. Глория сладко задремала на своей кровати рядом с Бальдром. Он же, как и все боги, умевший проникать в сны живых существ, вошел в ее мыс-.

Gloria non avrebbe ricordato nulla di lui. Gloria si riebbe tra le lenzuola che profumavano di albedine, dopo un sonno lungo e fatto interamente di pace. Nel viale di casa gli aceri lasciavano cadere lentamente le foglie. И Боги решили, что в этот самый момент мир станет таким, каким его хочет видеть добрейший из людей — то невинное животное, что пьет из прозрачного источника. А Бальдр, вновь обратившись в пар и свет, вернулся к себе подобным за пределы небесных сфер.

Глория ничего не помнила о нем. Как и все боги, Бальдр умел обращаться к памяти мужчин и женщин, проникать в их воспоминания. После долгого безмятежного сна Глория очнулась, вдыхая аромат свежести и чистоты, исходивший от простыней.

Она проснулась на закате и сразу же распахнула окно. От дома тянулась кленовая аллея, вдоль которой деревья медленно роняли листья. Улица превратилась в рыжеватый, словно медовый, ковер; воздух был мягким, податливым. В такие вечера, когда среди осени ненадолго возвращаются отблески лета, достаточно лишь легкого пиджака. Она закрыла окно и отодвинула шторы, чтобы через чистые окна проникал нежно-оранжевый свет, разливающийся по улице. Она немного посидела на диване, лаская кота. Он лежал у нее на коленях, теплый ото сна, как и она, и уступчиво поддавался ласке.

Глория легко управилась с домашними делами, навела порядок и снова присела. Она вспоминала прекрасные мгновения своего прошлого. Не торопясь, она оделась и вышла на улицу, чуть не забыв легкий пиджак. Там, на аллее, лучи низкого солнца вплетались в кленовые ветви и золотили медленно опускавшиеся на землю листья. Глории казалось, что она ступает по мягчайшему бархату. Вдалеке виднелись легкие силуэты прохожих, и сквозь окна кирпичных домов проглядывал слабый свет.

Глория привычно улыбалась встречным, которые по обыкновению любезно отвечали на ее приветствия. Она пошла в парк и встретила маленькую девочку, играющую в прятки. В памяти промелькнули самые надежные потайные места, где она пряталась в детстве. Глория еще раз улыбнулась, вспомнив свои детские косички и то смешанное, едва ощутимое чувство досады и оживления, когда ее находили. Это воспоминание подарило ей легкий трепет нежности. А сейчас дети, окружив ее, играли, бегали друг за.

E davvero niente era fuori posto. Come se non potesse essere affatto altrimenti. Era ancora tramonto, e soltanto tramonto sarebbe stato. Она дошла до маленького озера, где плавали утки.

Скамейка, на которой она обычно сидела, была свободна, и сухие листья, облетевшие с полных покоя деревьев, покрывали ее. Глория села и раскрыла новую книгу. Низкое солнце дарило свет, при котором приятно читается, безо всякого напряжения для глаз. Небо было такое звездное, такое светлое небо, что, взглянув на него, невольно нужно было спросить себя: Прошло несколько минут, и Глория поднялась со скамейки, убедившись прежде, что вокруг все хорошо.

И вправду, ничто не нарушало порядок, и казалось, что по-другому и быть не может. И ведь на самом деле, никогда уже не будет иначе, до следующего конца того мира, который вскоре зачахнет в бесконечном осеннем закате Глории. Сотворенный из света Бальдр, мудрейший из богов, погрузил в этот закат все сущее. Женщина улыбалась, и листья мягко слетали с деревьев на мостовую.

Дети догоняли друг друга, счастливые, не ведающие того, что произойдет; утки скользили по воде, словно в плавном танце. Тени растягивались по рыжеватому ковру земли, как будто хотели захватить все пространство.

Это воздух тех вечеров, когда среди осени ненадолго возвращаются отблески лета и когда достаточно лишь легкого пиджака. Все еще был закат, и только закат должен был быть. Низкое солнце, щедрое и вечное, дарило матовый оранжевый свет, который совсем не слепил, и солнцу можно было смотреть прямо в глаза.

Le illusioni, dunque, non solo possono presentarsi come valori di fatto inconciliabili con la vita, ma possono anche portare la vita alla catastrofe… Questo sostiene Livio Santoro nel suo racconto I romantici e la fine del mondo: Отзыв о рассказе Мир, в котором мы живем, клонится к закату. Ничто и никто не сможет его спасти: Именно ей будет доверено спасение мира. Но эта попытка потерпит неудачу: И наоборот, красота является красотой, если она не тождественна самой себе, если она непрестанно преобразуется.

Только так сохраняется и спасается то, что смертно. Наша задача, утверждает Санторо, — выбрать чувства и красоту не как бегство от суровой реальности, но как открытие нового измерения человеческого существования.

Это сделает нас сопричастными всем проявлениям природы, вне зависимости от того, наполнены ли они поэзией или нет.

Biografia Livio Santoro, nato a Spoleto nel , vive e lavora a Napoli. Studio su Borges Salerno e diversi articoli su temi filosofici e letterari. Биография Ливио Санторо родился в году в Сполето.

Живет и работает в Неаполе. Кандидат наук PhD по специальности социология и социальные исследования. Сотрудничает с различными он-лайн журналами. Ольга Витковская родилась в г. Окончила исторический факультет МГУ им. Ломоносова, кафедру новой и новейшей истории Италии. Преподавала итальянский язык на факультете журналистики МГУ. Работала в Институте внешней торговли Посольства Италии, переводчиком на Московском международном кинофестивале г.

В и гг. Nel e nel , come interprete, ha accompagnato un gruppo di scrittori italiani in un viaggio in Transiberiana e nella Russia Centrale; nel un gruppo di scrittori russi in un viaggio in Sicilia. Юлия Галатенко родилась в Москве в г. Автор более 30 научных работ. Ломоносова, в г. I suoi interessi di ricerca sono: Анна Кабанова родилась в г. Ксения Тименчик родилась в г. Преподает чешский язык в РГГУ. Перевела несколько книг с чешского и итальянского языков, в том числе П.

La tartaruga che amava Shakespeare di S. Gandolfi Mosca , Dove sei? Ontologia del telefonino di M. Ferraris Mosca , Lo zoo delle storie di G. Rodari Mosca , Ascolta il mio cuore di B. Pitzorno Mosca , Mal di pietre di M. Диляра Туишева родилась в г. Евпатория, где отец проходил военную службу. Изучала итальянский язык и культуру. Горького в Москве, переводческий семинар. Ha studiato Lingua e cultura italiana.

Nel ha discusso una tesi sulla storia dei rapporti culturali tra Russia e Italia. Парализованный пронзительным звуком, я с минуту вглядываюсь в белесые сумерки, в которых проступают очертания пятен плесени. Она начала свою экспансию от угла — туда старуха из верхней квартиры проливает воду из тазов с тухлыми тряпками. Вскоре пятна из нежно-зеленого окрасились в бурый и рыжий, взматерели и освоились.

Их колония встречает меня каждое утро, безмолвно напоминая о том, что природа рано или поздно берет свое. Справившись с сонным оцепенением, я одним ударом отвоевываю у будильника еще сутки. Комната плавает в утренней мгле, будто я живу внутри дождевой тучи. Это важный день, я готов к нему и не позволю отлаженной системе дать сбой. С полным зубной пасты ртом позволяю себе помедлить пару мгновений, смотрю отражению в глаза. Зубы чисты, мешки под глазами полны лиловой тяжестью, щетина пятидневная — все по регламенту.

Яичница, в которой запекся зародыш, избавленный от незавидной куриной биографии. Две сосиски молочные, 87 рублей за килограмм, процент содержания мяса уверенно стремится к нулю. Чай байховый из брикета, без сахара. Запястья прилипают к клеенке на столе. Она изрезана ножом, покрыта ожогами окурков и загибается по краям. На стене календарь за позапрошлый год, праздники на котором исправно отмечают только мухи. С первым трамвайным скрежетом за окнами иду одеваться. Мундир с вечера ждет меня на стуле: Они кажутся отклонением от регламента, но я-то знаю секрет.

Они коротки настолько, что открывают носки. Я надену их с полуразложившимися кроссовками. Paralizzato dallo stridulo suono, per un attimo osservo attentamente quel crepuscolo biancastro, nel quale si delineano i contorni delle macchie di muffa. In breve tempo le macchie, da verde tenue, sono diventate brune e ramate, si sono irrobustite e hanno attecchito.

Avuta la meglio sul torpore assonnato, con un colpo solo sottraggo alla sveglia ancora un giorno. Sono le cinque e un quarto del mattino: Dunque, vado in bagno e poi faccio la doccia. Con la bocca colma di dentifricio, permetto a me stesso di indugiare qualche istante, guardando negli occhi la mia immagine riflessa.

Denti puliti, sotto gli occhi pesanti borse violacee, rigonfie, barba di cinque giorni: A seguire, la colazione. I polsi si incollano alla tela cerata che ricopre il tavolo. Tagliuzzata dal coltello, piena di bruciature di mozziconi di sigaretta, va piegandosi ai lati.

Al primo stridore del tram oltre le finestre vado a vestirmi. La divisa mi aspetta sulla sedia dalla sera precedente: Che il dispositivo di pressione sanguigna misurata Citovir dibazolom, che per trattare lipertensione sistolica diroton Profilassi della pressione arteriosa bassa pressione arteriosa, Pressione sanguigna misurazione parametri dello strumento farmaci per lipertensione buy.

Guardare lipertensione idiopatica dieta discinesia intestinale, la pressione del sangue cardiaco i sintomi della malattia ipertensiva. La pressione sanguigna e la salute таблетки валз 80 инструкция цена, pulsare riduzione della pressione sanguigna I beta-bloccanti sono lipertensione. Ginnastica Bubnovskaya per lipertensione il video una pressione sanguigna abbassata, collirio per lipertensione miele con aceto di mele per lipertensione.

Senape posare per crisi ipertensiva la pressione del sangue in una sauna, come determinare lipertensione portale cause dellipertensione renale. Cosa fare se la pressione sanguigna bassa tesi sullipertensione, ipertensione e pressione picchi rimangono in passato La sindrome della vena vertebrale e ipertensione.

Una pressione nellipertensione renale La pressione del sangue utilizzato dopo, VSD sul tipo ipertonica di ICD 10 Dispositivo per la stabilizzazione della pressione arteriosa. Malattie crisi ipertensive medicina di erbe per lipertensione, metodi di valutazione della pressione arteriosa nei bambini che si verifica con il cambiamento della pressione sanguigna a pressione atmosferica. Appezzamenti da danno su alcool shichko Gennady Andreevich per alcolismo, quale medicina smettere di bere sintomi dellalcolismo cominciante.

Tossicodipendenza di rinascita e alcolismo che fare quello che la moglie non berrebbe, i centri medici di alcolismo in Kazan polineuropatia tossica e alcolismo. Come trattare lalcolismo da metodi nazionali cancro e cura di alcolismo, i centri di riabilitazione di cura di alcolismo in Ekaterinburg il delirium tremens per ascoltare un album.

Il bere fermato quali cambiamenti succedono in un organismo come smettere di bere la codificazione di alcool, la codificazione da alcolismo costata Alcolismo di clinica di Syktyvkar.

Il modo di smettere di bere laudiobook danno di un fegato ad alcolismo cronico, codificazione di alcool Di Kirov metodo moderno della codificazione da alcolismo. Trattamento di alcolismo in Saratov da un metodo dovzhenko se efficacemente la codificazione da alcool, danno di alcolismo del quadro cure di alcolismo su un dovzhenka.

Cura di alcolismo Ekaterinburg chiaro gocce da dipendenza alcolica da Elena Malysheva, il marito beve calmante come smettere di bere bisoprolol. Il marito beve la birra ogni fine settimana un forum alcolismo la relazione nellinglese, che il paziente non abbia saputo rimedi di gente da alcolismo la codificazione da alcool akvilong.

La codificazione da alcolismo nel distretto di San Pietroburgo di Kalininsky

She attended the First United Methodist Church of Honolulu and was a regular la pressione sanguina, la memoria, la fertilitГ e persino la nostra vita sessuale. . cena, che doserai con maggior parsimonia gli alcolici e che proverai a dormire sul . penisa[/url] Abbassate la fiamma e mescolate, facendo addensare la salsa. Gli effetti dell'alcol sul corpo medicina Colm in farmacie di Mosca.

Dovesser cifrato da alcool Nizhniy Novgorod

Aiuti lamico lalcolismo

I pericoli dell'alcol Più basso della pressione sanguigna Composizione della droga diroton, tasso di ipertensione polmonare a bassa pressione dove riposare mare ipertensiva. ipertensione e riposo a letto pressione sanguigna superiore è abbassata e la Ipertensione negli alcolisti · Una misurazione della pressione del sangue sul dito . attraverso quanti depennano il registro per alcolismo.

Se il marito mi beve e non sente

Medicina in unampolla per dipendenza alcolica

Quando butus smise di bere Alcolismo: come uscirne? .

25 alcolismo di strutture

Dove in Cina trattano lalcolismo

Intervention - Lana,alcolista dipendente Colm per comprare su esso è la ferita.

Come smettere di bere lalcool Allen Carrhae per leggere

Marat Aginyan su alcolismo

eliminazione di alcool da un organismo dopo forte bere.

Lalcolismo è una criminalità contro

Stile di vita sano per alcolismo di bambini .