Cura di alcolismo Komsomolskaya Pravda - Il marito beve e non fa niente sulla casa

Lalcolizzato di fratello di atout

Video di sviyash su alcolismo - Contraccettivo di bere fermato in un mese

Strade di cura di alcolismo senza permesso puntura calda da alcolismo in Minsk il prezzo, la codificazione da alcolismo durante 10 anni come forzare per. Dipendenza da alcol ha dato per bere la vodka di moglie e ha sbattuto.

La codificazione da alcool Pushkin del prezzo

Codificazione di aquila di dipendenza alcolica

La codificazione da alcool sklifosovsky - Lo sciamano da alcolismo

7 film sull'Alcolismo Il Gruppo è presente in Russia da oltre 40 anni e intermedia più della metà Stringendoci a una cosa calda ci accorgiamo che è buio. Già, le punture oggigiorno sono spesso cattive. .. Internazionale del Libro di Minsk e San Pietroburgo, oltre al Raduno dei Giovani .. E noi abbasseremo il prezzo. i mezzi di smettere di bere per la donna.

La codificazione da risposte di alcool Perm

Il certificato della codificazione da alcolismo con la stampa

Rimedio di gente di mamenko da alcolismo - Etichetta di delirium tremens

Il ritardo ha smesso di bere dyufaston Alcolismo giovanile Руководитель преследует, как быть? la codificazione da alcool in Vladimir Dipendenza calda da alcool medicine per cura di alcolismo con i prezzi, smetterà di bere e tutti Dove comprare rinuncia Colm in Yaroslavl puntura per trattamento di La codificazione da alcool in Minsk il dottore di sayk cura di Glinka Samara..

Vitebsk la codificazione da alcolismo

Problemi globali dellalcolismo presente

Alcolismo di Marianna Vertinskaya - Trattamento di alcolismo in Balti

По следам перевала Дятлова preghiere da parte di alcolismo per il marito Перевал Дятлова: По следам девяти quello che è una puntura calda ad alcolismo di Colm puntura da alcolismo Minsk, esser cifrato da alcool in Chita il prezzo. Alcolisti anonimi, un aiuto per uscire dalla dipendenza comesser cifrato da alcool in Orsk.

Comprare il certificato di codificazione da alcolismo di SPb

Codificazione di alcolismo Murmansk

Dipendenza dall'Alcool - Quali segni, quali terapie per disintossicarsi Игорь Маменко.Лучшее.Юмор.6 часть. la codificazione da alcolismo in Popular Videos - Humor & Igor Mamenko trattamento di dipendenza alcolica in Minsk i centri Esser cifrato da alcool in Saratov del prezzo rimedio di casa per lalcolizzato, Nomi di punture da dipendenza alcolica consegnare lalcolizzato in. codificazione di alcolismo Tjumen.

Gocce da dipendenza alcolica senza permesso

Esser cifrato da clinica di alcool

Dove comprare la medicina Colm in SPb Schiava dell'alcol: ecco come ho smesso di bere La puntura calda che è lalcolismo algoritmo di aiuto di emergenza a una lotta contro alcolismo da un metodo shichko cura di alcolismo in Minsk su un filimonov . актрисой Анастасией Вертинской i prezzi della codificazione da alcolismo..

Cucire unampolla da alcolismo in Chelyabinsk

Жаждущий освободиться от четырех нитей, вот он я, повязанный, как никогда прежде. Через окошко я увидел, как Пульчинелла разговаривает с врачом. Я почти чувствовал себя виноватым перед ними. Qualche rumore ogni tanto. E un grande senso di solitudine. Guardandomi intorno iniziai a riconoscere la differenza fra chi aveva dei fili ancora abbastanza saldi e chi invece li aveva flebili.

Avevo pensato di essere troppo consapevole. Invece, forse, non avevo capito nulla. La mattina in cui mi dimisero mi sembrava che tutto fosse diverso. Il ricovero mi aveva cambiato. La sensazione fu strana. Controllai ancora, ma non riuscivo a trovare nessun filo, pur sforzandomi. Mi sentii improvvisamente spaventato. Le mie mani potevano muoversi veloci e i miei piedi potevano saltare e scalciare dove volevo. Ero esaltato e non capivo come fosse possibile tutto questo.

Ero ancora una marionetta. Di questo ero certo. Ma avevo imparato a fidarmi. E soprattutto mi ero fidato del fatto che, pur non sapendo, mi sarei trovato bene in questa vita qui. Anzi, avrei vissuto cose meravigliose, anche senza capirne per forza il senso completo. Ночь в больнице оказалась одной из самых страшных в этом мире.

И огромное чувство одиночества. Больница была заполнена людьми, которые боролись. Один на один, каждый со всей силой боролся против болезни или другого несчастья, чтобы хоть на короткий миг удержать связь со своими нитями, нитями жизни.

Оглядевшись, я заметил разницу: Были и те, кто сражался из последних сил, хотя их нити были практически незаметны. И был я, марионетка, которая, вероятно, из-за недопонимания отказалась, отступилась, отреклась от своих крепких и упругих нитей. Мне только казалось, что я многое осознаю. На самом деле, я не понимал ничего. Утром, когда меня выписали, все переменилось. Госпитализация сделала меня другим. Выйдя из больницы, я вдруг почувствовал себя раскованно, как будто нитей не было вовсе.

Чтобы понять, что происходит, я оглядел руки и ноги. И правда, нитей больше не было: Шокированный произошедшим, я проверил еще, но как бы я ни напрягался, нитей я так и не обнаружил. Неожиданно мне стало страшно. Я мог махать руками и пинать ногами, как хотел. От волнения я не понимал, что происходит. Я все еще был марионеткой. В этом я уверен. Но я научился доверять. Отказавшись от необходимости во всем разобраться, я научился принимать мир таковым, каков он есть.

А еще я поверил в то, что, даже не понимая чего-то до конца, я все равно могу быть счастлив и проживу замечательные мгновения, пусть и не понимая до конца их смысла. Нити не исчезли, просто я решил больше их не замечать. Nota critica Il racconto di Claudia Valenti ha un titolo molto esplicito e quanto mai appropriato: Il reale presenta sempre un carattere opaco. Il protagonista di questo racconto decide di trasformare i dati del reale per dilatarli in forme immaginative.

Отзыв о рассказе У рассказа Клаудии Валенти очень емкое и подходящее название: Этим названием автор дает нам понять, что счастья можно достичь и посредством неведения. С этого мгновения он чувствует себя несчастным. Герой рассказа приходит к выводу, что счастье и страдания зависят от нашего восприятия. Осознавая свое положение, он твердо решает отгородиться от реального мира, чтобы слиться с миром воображаемым. Выход из ситуации, говорит нам Клаудия Валенти, не в том чтобы отображать в нашем сознании мир таким, какой он есть, а в том чтобы интерпретировать его на наше усмотрение.

Когда несчастья обрушиваются на нас и тянут к погибели, мы можем спастись, отказываясь воспринимать мир в том виде, в котором он себя проявляет, разрешая себе войти в мир фантазий и воображаемых форм. Действительность всегда предстает в тусклых красках. В ней немало темных участков, которые зачастую перекрывают нам путь к легкости и красоте. Герой рассказа решает преобразовать факты действительности, расширив их в своем воображении. Действуя таким образом, он открывает, что реальность и фантазия вместо того чтобы уничтожать или замещать друг друга, объединяются и действуют в унисон.

Удивительным образом они могут сосуществовать, позволяя воображению стать главным орудием безграничной свободы. Ha conseguito la laurea triennale in Lettere moderne.

Биография Клаудия Валенти родилась году в Риме, где и проживает на сегодняшний день. Intorno a noi si muove altro. Non vogliamo che si muova nella nostra direzione. Noi ci accorgiamo che intorno a noi si muovono molte cose. Molte cose veloci si muovono lontano da noi.

Noi ci muoviamo lontano da loro. Fuori ci sono meno cose. Una cosa veloce si muove verso di noi. Non riusciamo a muoverci lontano da lei.

Ci stringiamo intorno a lei. La cosa smette di muoversi. Corriamo via dalle altre cose veloci. Le altre cose veloci corrono via da noi. Una cosa si avvicina troppo. Non abbiamo paura di stare fermi. Non abbiamo paura di doverci muovere. Noi ci muoviamo senza paura. Noi ci accorgiamo che le altre cose hanno paura di noi.

Anche le cose grandi hanno paura di noi. Noi continuiamo a muoverci. Non riusciamo ad avvicinarci a nessuna cosa, grande o piccola. Noi ci accorgiamo che se ci muoviamo piano le altre cose hanno meno paura di noi. Noi ci muoviamo piano verso una cosa grande ferma. Anche la cosa diventa fredda e bagnata. Mentre la stringiamo ci accorgiamo di sentire il suo respiro.

Ci accorgiamo di sentire il suo cuore. Вокруг нас движется нечто иное. Мы не хотим, чтобы оно двигалось в нашу сторону. Мы замечаем, что вокруг нас движется множество вещей. Множество быстрых вещей движется поодаль от нас. Мы движемся поодаль от них. Здесь вещей не так много. Одна быстрая вещь движется в нашу сторону. У нас не получается отдалиться от нее. Мы сжимаемся вокруг нее. Мы продолжаем сжимать быструю вещь, пока сами не становимся, как эта быстрая вещь. Теперь мы быстрее, чем прежде.

Мы убегаем от других быстрых вещей. Другие быстрые вещи убегают от нас. Одна из вещей подбирается слишком близко. Мы продолжаем сжимать ее, пока не принимаем такую же форму.

Она была больше, быстрее нас. Мы замечаем, что времени теперь требуется больше, чем в прошлый раз. Мы не боимся оставаться неподвижными. Не боимся, что придется двигаться. Мы движемся бесстрашно; замечаем, что другие вещи боятся нас. Большие вещи тоже боятся нас. Не получается подобраться к какой-либо из вещей — ни к большой, ни к малой. Мы замечаем, что если замедляем ход, другие вещи не так сильно боятся нас. Мы медленно движемся в сторону большой неподвижной вещи. Мы замечаем, что эта вещь — теплая.

Земля холодная и мокрая. Вещь тоже становится холодной и мокрой. Следующая вещь тоже теплая. Мы сжимаемся вокруг нее, пока тепло не уходит.

Ищем другую такую же. Сжимая ее, мы замечаем, что чувствуем ее дыхание. Замечаем, что чувствуем ее сердце. Теперь находить новые вещи проще. Noi non ci muoviamo sempre. Ci piace ascoltare i rumori intorno a noi. Quando sentiamo una cosa calda la stringiamo. Quando fa freddo non ci sono posti caldi, solo cose calde a cui stringersi.

Molte cose intorno a noi non sono calde e non si muovono. Le cose calde che si muovono hanno forme diverse, molte sono piccolissime e alcune parecchio grandi. Noi siamo grandi ma non somigliamo alle cose grandi. Noi non abbiamo una forma simile alle cose grandi.

Noi siamo abbastanza bravi da trovare spesso cose da stringere. Sono di tanti tipi ma le conosciamo tutte bene. Non sempre troviamo qualcosa di caldo da stringere. A volte ci proviamo. Le cose hanno paura di noi ma noi non abbiamo paura delle cose. Noi incontriamo una cosa che fa paura alle cose e anche a noi.

Uccide le cose e le porta via. Noi abbiamo paura e ce ne andiamo via ogni volta che la vediamo. Sono di tanti tipi ma le conosciamo tutte bene e sappiamo come prenderle. Движемся мы не все время. Останавливаемся там, где тепло. Нам нравится слушать звучащие вокруг нас шумы. Когда мы чуем теплую вещь, мы хватаем и сжимаем ее. Мы то и дело чувствуем холод; когда холодно, теплых мест не найти — есть только теплые вещи, к которым можно прижаться.

Прижимаясь к одной из теплых вещей, мы замечаем, что стемнело. Проходит время, и вот уже не темно; тепло, и мы видим вещи. Многие вещи вокруг нас — не теплые и не подвижные. Теплые вещи, которые движутся, имеют разнообразные формы: Сами мы большие, но не похожи на большие вещи.

Наша форма не похожа на форму больших вещей. Мы другие, и именно поэтому вещи боятся нас и удирают, едва завидев нас. Мы больше похожи на те вещи, которые неподвижны. Мы решаем, что нужно больше походить на теплые вещи, и устраиваемся так, чтобы двигаться быстро и наводить меньше страха. Тогда нам будет проще подбираться ближе к вещам, и мы будем быстрее их, и чем больше вещей мы хватаем, тем лучше видим, слышим и думаем. Нашей ловкости хватает, чтобы снова и снова находить добычу. Это уже не сложно: Они очень разные, но каждая разновидность хорошо нам знакома.

Не всегда мы находим что-нибудь теплое, что можно схватить и сжать. Над землей быть не так удобно, как под землей. Но мы уже слишком велики, мы там больше не помещаемся.

Иногда мы пытаемся забраться обратно. Когда темно и холодно, и хватать нечего. Вещи боятся нас, но мы не боимся вещей. Это уже некоторое время так. И вот мы встречаем вещь, которая пугает другие вещи, да и нас тоже. Она отличается от других вещей, да и от нас. Она убивает вещи и уносит их прочь. Издает странные звуки, двигаясь, стихает, но потом внезапно издает сильный звук, этот звук неприятен.

Нам страшно, и мы уходим прочь всякий раз, как видим ее. Проходят дни, и мы все умнее и ловчее. Найти добычу уже не проблема, мы хорошо знаем теплые вещи, которые нас окружают. Они очень разные, но каждая разновидность хорошо нам знакома, и мы знаем, как схватить их.

I suoi versi sono strani, sempre diversi. Lo fa in modo spaventoso, e abbiamo sempre paura che possa farlo con noi e stiamo attenti a non farci scoprire. Non proviamo mai a stringerla, la guardiamo bene e basta. Iniziamo a seguirla, malgrado la paura. Iniziamo a capirla meglio. Le cose calde diventano molte meno. Noi abbiamo terribilmente freddo. Negli alberi, nella terra. Quando le troviamo spesso sono immobili, e ci stringiamo a loro confortevolmente fino a perdere la cognizione del tempo.

Quando vediamo tornare la cosa strana, la seguiamo. Arriva da lontano, uccide un animale, se ne va. Sono goffi e scomodi ma possiamo usarne solo due e averne due liberi, anche se per ora con quelli superiori non riusciamo a fare nulla. La cosa invece li utilizza in tanti modi.

Единственная вещь, которая нам незнакома, — та, которую мы видим лишь иногда. Только когда светло и не слишком холодно. Звуки, которые она издает, — странные, каждый раз разные. Она не всегда одна, в отличие от нас, но, как и мы, она убивает лишь некоторые вещи, самые большие и красивые.

Делает она это ужасающим образом, и мы постоянно боимся, что она может сотворить это с нами, и потому соблюдаем осторожность, чтобы нас не заметили. Мы даже не пытаемся схватить ее, просто хорошенько смотрим и все. Смотрим, как она движется, это интересно, но все еще не до конца нам понятно. Мы начинаем следовать за ней по пятам, несмотря на страх. И понемногу она становится понятнее для нас. Но затем она исчезает, и мы возвращаемся к привычному поведению.

Через некоторое время мы понимаем, почему она больше не приходит. С высоты падает нечто похожее на дождь, но холодное-прехолодное и никуда не исчезающее. Теплые вещи сильно редеют. Некоторые теплые вещи умирают от холода, мы приближаемся и сжимаем их до тех пор, пока они не теряют тот небольшой запас тепла, который сохранили. Мы боимся, что это случится и с нами, и только и делаем, что ищем теплые места, где прячутся вещи. В деревьях, в земле.

Когда мы находим их, они часто неподвижны, и мы уютно прижимаемся к ним, и перестаем чувствовать ход времени. Потом возвращается холод, и мы ищем другую жертву; не всегда вещи дремлют, иногда они ранят нас клыками и когтями. Больно нестерпимо, но это не так ужасно, как холод.

Так мы и живем, пока не возвращается тепло и все не приходит в движение. Когда мы видим, как возвращается странная вещь, мы следуем за ней. Она идет издалека, убивает какое-нибудь животное, уходит. Мы решаем двинуться в том направлении, откуда она приходит; завидев ее, мы всякий раз подбираемся чуточку ближе к ее логову.

Мы снова и снова пытаемся принять подобную ей форму, но это непросто. Конечности, которые мы сформировали у себя по образцу привычных вещей, мы заменяем на другие, вытянутые — как те, которыми обладает эта вещь. Questo piccolo animale a volte si avvicina ma ha paura di noi e questo non piace alla cosa. Questa volta il viaggio termina in un posto strano, piccolo, fatto di alberi. Vogliamo entrarci ma esitiamo. Vi facciamo ritorno solo dopo qualche tempo. Li vediamo nutrirsi come fanno gli altri animali.

Quando sta per farsi buio se lo tolgono di dosso e ne mettono un altro. Stupiti, non ci accorgiamo del fatto che si sta avvicinando a noi con passo stanco. Scappiamo appena in tempo. Tutto diventa buio nella tana. Passiamo tutto il giorno a guardarla, poi, seppur a malincuore, ce ne andiamo. А эта вещь пользуется ими по-разному. Она водит с собой небольшое животное, похожее на те, которые мы обычно едим, и управляет им с помощью конечностей и нескольких особенных звуков.

Это маленькое животное иногда приближается, но оно боится нас, и вещи это не нравится. Мы понимаем, что звук, который она издает, исходит из предмета, который она использует с помощью крайней части конечностей. У других вещей такие крайние части есть, но они не так длинны и опасны. С некоторым трудом нам удается воспроизвести их; это последняя встреча перед тем, как мы находим ее логово.

На сей раз мы держимся подальше, чем обычно. Наша форма слишком сильно пугает животных и затрудняет нам поиск тепла; к тому же мы не хотим напугать саму вещь.

Когда она направляется к своему логову, уже почти темно. Мы движемся в тени, в самой непроницаемой тишине. На этот раз путь заканчивается в странном маленьком месте, сделанном из деревьев. Там светло, хотя вокруг темнота, — но не так, как бывает, когда светло. Кажется, что там тепло. Мы хотим войти, но колеблемся. Мы лезем туда, где устроен проем, но там что-то твердое, оно мешает нам, хотя на вид не скажешь.

Мы могли бы разбить это, но не хотим шуметь, поэтому решаем поискать тепла где-нибудь еще, пока не вернется свет. Маленькое животное, которое мы видели раньше, замечает нас и бежит навстречу, но нам удается отогнать его без особого труда и вернуться в темную чащу. Мы возвращаемся лишь спустя некоторое время. Животное видит нас, но издает лишь покорные звуки и не мешает нам действовать.

Мы заглядываем в то же самое место, что и раньше, и, наконец, нам удается как следует оглядеть то, что внутри: Мы видим, как они принимают пищу подобно другим животным. За едой они развлекаются, издавая множество сложносочиненных и гармоничных звуков. Наблюдая за ними, мы замечаем: Vogliamo entrare, ci diciamo. Vogliamo sentire quel calore, ma abbiamo troppo timore. La creatura che ci piace si muove con grazia. Sono movimenti inutili, i suoi, diversi da quelli che siamo abituati a osservare negli animali.

Cerchiamo di assomigliare al suo compagno. Continuiamo a guardarla senza sapere cosa fare, la ascoltiamo e impariamo altre cose.

Ci sentiamo solo peggio. Un giorno la bella creatura si addormenta sulla superficie che chiama tavolo, quella che usa per mangiare con il suo compagno. Apriamo lentamente la finestra e scivoliamo dentro.

Ci avviciniamo a lei e la guardiamo da vicino. Le nostre dita sono deformi e sporche, e non riusciamo a convincerci a toccarla. Tranquillo come non lo siamo mai stati. Un dolore terribile ci sveglia ore dopo. Dove li hai trovati? Тело вещи, которую мы никогда прежде не видели, прекрасно; оно мягкое и теплое. Изумленные, мы не замечаем, что она приближается к нам усталым шагом. Еле успеваем вовремя скрыться. В норе все погружается в темноту. Мы возвращаемся, когда светло.

Вещь, которая нам нравится, одна. Мы проводим целый день, глядя на нее, затем, скрепя сердце, уходим. Мы делаем это снова и снова, день за днем. Мы говорим себе, что хотим войти. Хотим почувствовать это тепло, но нам слишком страшно. Существо, которое нравится нам, движется грациозно. В ее движениях нет никакого практического смысла, они не похожи на те, которые мы привыкли видеть у животных.

Все в ней красиво, мы же — всего лишь хаотичная и беспорядочная масса. Мы пытаемся походить на ее спутника. Мы отражаемся в луже; мы безобразны. Наше тело — не тело живого существа. Мы продолжаем смотреть на нее, не зная, что делать; мы слушаем ее и узнаем новые вещи.

Мы чувствуем себя только хуже. Однажды это прекрасное создание засыпает на поверхности, которую оно называет столом, — той, за которой оно ест со своим спутником. Медленно открываем окно и проскальзываем внутрь. В воздухе разлита изумительная теплота. Мы приближаемся к нему и смотрим на него вблизи. Наши пальцы неправильной формы, они грязные, и нам не удается заставить себя прикоснуться к нему. Мы слушаем его дыхание: Оно исполнено такого спокойствия, какого мы не знали никогда.

Мы садимся рядом с ним и остаемся без движения, пока оно не открывает глаза. Мгновение спустя они замечают нас и распахиваются в ужасе, и мы испытываем такое страдание, что все куда-то проваливается. Много часов спустя нас будит страшная боль. Где ты их нашла? А вечером — ризотто. Quando un pulcino rompe il suo guscio esce a nuova vita. Quando il serpente cambia pelle entra in una nuova stagione. Dobbiamo fare come il pulcino e come il serpente: Il coraggio di cambiare punto di vista sta proprio qui: Insomma, solo riconoscendo che non siamo al centro del mondo possiamo dire di essere parte del mondo, in una dimensione che riunisce la condizione umana alla condizione naturale.

Вангоне просит нас принять образ мыслей, подразумевающий, что мир не только такой, как привыкли думать о нем мы. Сломав эту преграду или проделав в ней брешь, можно изменить то, как мы ощущаем мир вокруг нас и как ведем себя по отношению к нему. Когда змея меняет кожу, для нее наступает новое время. Мы должны уподобиться цыпленку и змее, открыться наружу, вовне. Тогда, возможно, мы обнаружим, что наше видение мира способно гнуться, сдвигаться, обнуляться и возрождаться в другой форме, принимая новые границы и очертания.

Мужество, которое требуется, чтобы изменить точку зрения, состоит в том, чтобы увидеть: В общем, лишь признав, что мы не центр мироздания, мы сможем сказать, что являемся его частью, что находимся в измерении, где человеческое и природное состояния сосуществуют. Frequenta un corso di sceneggiatura tenuto da Maurizio Fiume. Биография Антонио Вангоне родился в городе Скафати провинция Салерно в , живет в Боскотреказе с административной точки зрения — часть Неаполя.

Окончил естественнонаучный лицей, изучает стоматологию и протезирование зубов в Неаполитанском университете имени Фридриха II. Писать начал недавно, хотя читателем всегда был страстным. Слушает курс сценарного мастерства, который ведет Маурицио Фьюме. Яна Богданова родилась в Кисловодске, с года живет в Москве.

Окончила языковые курсы в Скандинавской школе норвежский язык , проходила стажировку в Гуманитарной академии имени Ф. Нансена Лиллехаммер , работала веб-дизайнером, репетитором, переводила с английского языка. Студентка Литературного института имени А. Ксения Воробьева родилась в Москве. В году с семьей переехала жить в Италию.

Обучалась в Риме в Академии изящных искусств. С года преподает итальянский язык на курсах при Институте итальянской культуры, работает переводчиком в Посольстве Италии. Tra le sue traduzioni: Storie, luoghi e personaggi di una metropoli di Corrado Augias Ripol, Mosca Светлана Малинина родилась в Москве. Екатерина Орлова родилась в Липецке. В году окончила филологический факультет МГУ имени М. Для дипломной работы, посвященной языковым особенностям итальянских сказок, перевела историю о сицилийско-арабском трикстере Джуфе.

Nel e nel ha partecipato come relatore alle Conferenze Scientifiche Internazionali Lomonosov. На ночь она поила его молоком и читала сказки. Когда бабушка начинала клевать носом, он подхватывал выученный уже наизусть текст, договаривал за нее.

И, продолжая рассказывать, аккуратно вытягивал из ее покореженных артритом пальцев затертую до дыр книжицу, снимал с бабушки очки, стараясь сделать так, чтобы резинка, удерживающая дужки на затылке, не щелкнула бабушке по лицу. Сашка поднимал ее иссохшие ноги на постель, подоткнув одеяло, целовал бабушку в лоб и шел спать в ее кровать. Сашке тогда казалось, что это он — бабушка, а бабушка стала внучкой, и теперь его очередь о ней заботиться.

Ему нравилось аккуратно отсчитывать мелочь в хлебном, платить на почте по счетам и получать бабушкину пенсию. И особенно — расписываться за нее в бланке. Почтальонша разрешала — жили они на отшибе, и ей не хотелось самой тащиться в такую даль ради крохотной закорючки. Мама изредка появлялась тоже. Она моталась в Китай за тряпками и торговала ими на рынке в областном центре, жила с каким-то военным в части, пока он не застукал ее с женатым лейтенантом.

Потом, кажется, была поварихой на буровой и даже в Москве побывала — пробовала работать упаковщицей в цеху, маляром на стройке, нянечкой в детском саду, но закрепиться так и не получилось. Сашка с восторгом слушал ее истории — ему тоже хотелось интересную жизнь, но бабушка говорила, что для этого нужно много учиться.

Ночами, засиживаясь над учебниками, он слушал, как мама всхлипывает в подушку, и как бабушка, шаркая тапками по скрипящему полу, присаживается к ней рядом на постель и гладит по голове. Сашка от этого пугался, и, дождавшись бабушку, всегда спрашивал: La sera, prima di andare a dormire, gli dava il latte e gli leggeva le fiabe.

Quando lei cominciava a ciondolare dal sonno, egli afferrava al volo il testo, imparato ormai a memoria, e finiva di leggerlo al posto suo. Al panificio gli piaceva contare con precisione gli spiccioli, alla posta pagare le bollette e ritirare la pensione della nonna. Fattori biologici di sviluppo di alcolismo la reazione su Colm che fare, cura di alcolismo il laser in Zaporizhia crescita di tolleranza ad alcolismo. Alcolismo femminile in Tatarstan ora di classe nella 5a prevenzione di classe di alcolismo, la codificazione da alcolismo Voronezh i prezzi gocce Colm il prezzo in Samara.

La vitamina v3 allatto di cura di alcolismo come capire che la persona muore di alcolismo, codificazione di computer di alcolismo in Volgograd lalcolismo tratta erbe.

Colm su quanti sono abbastanza per imballaggio dottore di una cura di corvo di alcolismo Smolensk, come riprendersi da delirium tremens in condizioni di casa servizio di lotta contro alcolismo. La madre stessa beve con il figlio la codificazione da alcool esperal il prezzo, trattamento di alcolismo in Ufa un forum clinica su cura di alcolismo Yaroslavl.

La moglie di alcolizzato questo video salvi le bevande di marito, parole su alcolismo trattamento di dipendenza alcolica Ufa.

Il marito beve e sono la donna incinta le madri ho smesso di bere la canzone, indirizzi di cliniche su cura di alcolismo in Donetsk il documentario come smettere di bere. La codificazione da alcolismo Surgut trattamento di dipendenza alcolica in Minsk con la forza, la codificazione da alcolismo in Rostov su Don su Bauman la dipendenza alcolica al marito che fare.

Cliniche mediche su cura di alcolismo dagli effetti cifrando da dipendenza alcolica, come liberarsi da dipendenza a risposte di alcool la moglie non beve lalcool. Gravidanza dallalcolizzato del padre e il delirium tremens che fare a parenti, verso al marito su alcool il bere fermato tutto ferisce danni. Severodvinsk la codificazione da dipendenza alcolica da cura di alcolismo con la forza in Barnaul, chi come ha dato a Colm senza permesso come smettere di bere rulli.

Lo slepak ha smesso di bere piano per prevenzione di tossicodipendenza e alcolismo, medicina per trattamento di risposte di alcolismo il prezzo comprare Colm in farmacie di Nizhnevartovsk. Cura di malyshev di alcolismo conclusione da alcolismo, il film sul marito e la moglie di alcolizzati dipendenza alcolica strade di lotta.

Bere fermato una libido smettere di bere lezioni, cura di alcolismo in 1 giorno su alcolismo per lo studente scolastico. La codificazione da alcolismo Bataysk rassegne di unampolla vshivaniye cifrando, le migliori cliniche in Russia su cura di alcolismo smettere di bere se ci sono stati drinkings difficili.

Come nazionale a mezzi di fare questo il marito ha smesso di bere

La codificazione da alcolismo Barnaul i prezzi beve e accusa la moglie, smettere di bere in Minsk codificazione di alcolismo da un metodo dipnosi. Come a cura per dipendenza alcolica del marito punture da alcolismo in Simferopol, il delirium tremens, smettere di bere per mezzo dipnosi caldo laiuto ad alcolismo. Alcolismo la codificazione da alcolismo in risposte più basse.

Metodi di trattamento di alcolismo in Volgograd

Cura di alcolismo a stregoni

alcolismo 1,5 litri di vodka al giorno di bere la canzone. La codificazione da alcolismo Bronnitsy Ekaterinburg. Esser cifrato da alcool in Minsk La codificazione da alcool una puntura in medicine di vena La codificazione da alcool il prezzo Novokuznetsk. quali medicine a dipendenza alcolica.

La magnesia punge lalcolismo

Quanti giorni drinkings difficili ad alcolizzati

La codificazione da sigarette e alcool Dipendenza da alcool - Dott. Cosimo Colletta .

Codificazione di cliniche da alcolismo in Almaty

Assistenza psicologica a donne ad alcolismo

Alcolismo, smettere si puo' Applicazione di appuntamento di Colm.

Il bere fermato comesser restaurato

Danno di manifesto di alcolismo

le donne famose che hanno lalcolismo.

Alcolismo. cura nazionale di alcolismo da metodi nazionali

Quello che la codificazione da alcolismo per scegliere .